Грибоедов Александр Сергеевич
читайте также:
Онегин это испытал, Зато как женщин он узнал. Пропущенные строфы XIII и XIV (имеются в черновой рукописи): XIII Как он умел вд..
Пушкин Александр Сергеевич   
«Евгений Онегин»
читайте также:
Его собеседник, мистер Шелби, производил впечатление истинного джентльмена, а убранство и весь тон дома свидетельствовали о том, что хозяева е..
Бичер-Стоу Гарриет   
«Хижина дяди Тома»
читайте также:
Удивительно - гулять по лесу, сплошь состоящему из монументов, в каждом из которых узнаешь себя! Удивительно! Психологи, увы, не постигли еще все глубины человеческого "я"! Кофе я приказал ..
Белль Генрих   
«Столичный дневник»
        Грибоедов Александр Сергеевич Рефераты и сочинения Женские образы в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Warning: mysql_fetch_array(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /home/u26690/data/www/griboedow.net.ru/lib.php on line 1849
Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:
Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.
Коррекция ошибок:
На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Все рефераты и сочинения

Женские образы в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»


Комедия Грибоедова была написана в первой четверти XIX века, после войны 1812 года. В это время общество в России разделилось на два лагеря. В первый входили сановники XVIII века, люди, исповедующие старые принципы жизни. Вторые стремились к изменениям в стране. Этот конфликт нашел отражение в пьесе “Горе от ума”. Принадлежность к какому-либо лагерю стала одним из принципов организации системы образов, в том числе и женских.
К “веку минувшему” относятся все гостьи на вечере у Фамусова.
Прежде всего это типичная русская барыня екатерининского времени Хлестова. В ее репликах можно обнаружить многие идеи, свойственные “всем московским”. Свояченица Фамусова “от скуки взяла с собой арапку-девку”. Старуха говорит о ней не как о человеке, а как о вещи, полученной в подарок. Вторит Фамусову Хлестова, рассуждая об образовании:

И впрямь с ума сойдешь от этих, от одних,
От пансионов, школ, лицеев, как бишь их,
Да от ланкарточных взаимных обучений.

В унисон процитированным звучат слова другой представительницы старшего поколения, княгини .Тугоуховской, вспоминающей профессоров Петербургского педагогического института, которые “упражняются в расколах и в безверьи”, и своего племянника, князя Федора, учившегося у них.
Еще одна колоритная представительница старой московской знати — это графиня бабушка Хрюмина. Она так стара, что уже не может быть идеологом своего века. Единственное разумное замечание, которое мы услышим от нее: “Когда-нибудь я с бала да в могилу”. Это отголосок философии хозяина дома, чья жизнь состоит из обеда, погребенья и крестин: существование графини — это бал, заканчивающийся смертью. Остальные же реплики Хрюминой служат для усиления комизма пьесы.
Моложе трех описанных почтенных барынь Наталья Дмитриевна, но она готовится повторить их своими манерами и пристрастиями. Так же как и княгиня, у которой муж на посылках, Горич распоряжается своим супругом. Ее фраза “Мой муж — прелестный муж...” перекликается со словами Молчалина, сказанными Хлестовой: “Ваш шпиц — прелестный шпиц...” Тем самым когда-то деятельный Платон Михайлович уподобляется декоративной собачке.
Замужняя Наталья Дмитриевна по своим интересам, однако, близка и к молодым княжнам Тугоуховским, вместе с которыми она с удовольствием обсуждает наряды. В том числе и об этих барышнях были сказаны слова Фамусова: “Умеют же себя принарядить тафтицей, бархатцем и дымкой...” Еще одна девушка, которая, как и княжны, ищет жениха, — графиня-внучка. Все московские невесты — те самые “девицы”, любящие военных, отличающиеся благонравием и патриотизмом, о которых говорит Фамусов в монологе о Москве. Но в то же время именно княжны произносят так возмутившие Чацкого слова: “Ах! Франция! Нет в мире лучше края!” Преклонение всех женщин, кроме Хлестовой, перед иностранным проявляется и в изобилии галлицизмов в их речи.
Идеолог “века минувшего” дает характеристику не только молодежи; он не забывает дам, которые “судьи всему, везде, над ними нет судей”. Это, конечно, о Хлестовой, наверное, о Хрюминой. Но в своем монологе Павел Афанасьевич упоминает других:

Ирина Власьевна! Лукерья Алексевна!
Татьяна Юрьевна! Пульхерия Андревна!

О последних двух в комедии выскажутся еще Чацкий и Молчалин. Первый посмеется над традиционной любовью ко всему французскому княгини Пульхерии Андревны, второй расскажет нам о необыкновенной влиятельности Татьяны Юрьевны. Это черты неиндивидуальные. Они присущи каждой из перечисленных дам, а вероятно, и загадочной Марье Алексееве, мнения которой так боится Фамусов.
Из всех героев “Горя от ума”, принадлежащих к фамусовскому лагерю, только Скалозуб пока более или менее независим от женщин. Свободны от их влияния и представители “века нынешнего”. Все остальные боятся дамского суда.
Женские образы, встречающиеся в произведении, либо служат для усиления комизма (это и тетушка Софьи, у которой из дому сбежал “молодой француз”, и княгиня Ласова, ищущая мужа, и мать Чацкого, Анна Алексеевна, которая “с ума сходила восемь раз”), либо как-то связаны с действующими лицами (Прасковья Федоровна и вдова докторша упоминаются в календаре Фамусова. Настасья Николаевна — родственница Скалозуба, дочь барона фон Клоца — жена Ре-петилова). Все эти внесценические персонажи помогают раскрыть характеры действующих лиц.
Отдельно надо говорить о Софье Павловне и служанке Лизе. Эти героини включены в любовную интригу. Поэтому многое в них обусловлено традициями трактовки комедийных образов.
Но в то же время обе героини — индивидуальности, не укладывающиеся в классические рамки.
В соответствии с системой ампира Софья должна бы быть идеальной героиней. Но в 4Горе от ума” этот образ неоднозначен. С одной стороны, дочь Фамусова была воспитана своим отцом, мадам Розье, дешевыми учителями — “побродягами”, сентиментальными французскими романами. В словах и поведении девушки проглядывает мечта о “муже-слуге”. Но с другой, Софья предпочитает бедного Молчалина богатому Скалозубу, не преклоняется перед чинами, способна на глубокое чувство, может сказать: “Что мне молва? Кто хочет, тот и судит!” Гончаров И. А. видел в дочери Фамусова “задатки недюжинной натуры”. Действительно, только она способна понимать Чацкого и на равных отвечать ему, мстить, распустив сплетню о его сумасшествии; только ее речь можно сопоставить с языком Чацкого. Любовь Софьи к Молчали-ну —это вызов воспитавшему ее обществу.
Не укладывается в рамки образа субретки и Лиза. Конечно, она сообразительна и хитра. Благодаря этим двум ее качествам Фамусов не застает Молчалина в комнате Софьи. Она смелая и готова возразить господину. “Позвольте мне, сударь...” — начинает она, когда Павел Афанасьевич говорит о своем “монашеском” поведении. Веселость служанки отмечают Молчалин и хозяин дома. Лиза входит в два дополнительных к основному любовных треугольника. Она же играет роль второго (после Чацкого) резонера, давая характеристику Фамусову, Скалозубу, Чацкому, обобщая идеи московского общества (“...Грех не беда, молва не хороша”), высказывая мысли Грибоедова:
...Минуй нас пуще всех печалей И барский гнев, и барская любовь.
Женских образов в комедии Грибоедова необычайно много. Все они служат для выполнения стоявшей перед автором задачи, заключавшейся в том, чтобы как можно полнее отразить эпоху со всеми ее противоречиями и перспективами на будущее.


Тем временем:

... Тут, в Кремле, напоминающем выставку церквей и дворцов, у подножия одного из этих дворцов, стоит маленький трехэтажный домик. Домик этот (вы не заметили бы его, если бы вам не показали) был раньше служебным помещением при дворце; в нем жил какой нибудь царский слуга. Поднимаемся по лестнице. На окнах – белые полотняные занавески. Это три окна квартиры Сталина. В крохотной передней бросается в глаза длинная солдатская шинель, над ней висит фуражка. Три комнаты и столовая обставлены просто, – как в приличной, но скромной гостинице. Столовая имеет овальную форму; сюда подается обед – из кремлевской кухни или домашний, приготовленный кухаркой. В капиталистической стране ни такой квартирой, ни таким меню не удовлетворился бы средний служащий. Тут же играет маленький мальчик. Старший сын Яша спит в столовой, – ему стелют на диване; младший – в крохотной комнатке, вроде ниши. Покончив с едой, человек курит трубку в кресле у окна. Одет он всегда одинаково. Военная форма? – это не совсем так. Скорее намек на форму – нечто такое, что еще проще, чем одежда рядового солдата: наглухо застегнутая куртка и шаровары защитного цвета, сапоги. Думаешь, припоминаешь … Нет, вы никогда не видели его одетым по другому – только летом он ходит в белом полотняном костюме. В месяц он зарабатывает несколько сот рублей – скромный максимум партийного работника (полторы две тысячи франков на французские деньги). У человека с трубкой немного суровое лицо рабочего. Не глаза ли – экзотические, чуть чуть азиатские – придают ему ироническое выражение? Есть у него что то такое во взгляде, в чертах лица, от чего он все время кажется улыбающимся. Или, точнее – постоянно кажется, будто он сейчас рассмеется. Таким же был когда то и тот, другой. Не то чтобы взгляд был немного насмешлив, но глаза постоянно прищурены. Не то чтобы нечто львиное в лице (хотя есть отчасти и это), но выражение тонкого крестьянского лукавства. Он очень часто улыбается и смеется от чистого сердца. Говорит он мало – он, умеющий три часа подряд беседовать с вами по случайно заданному вопросу; умеющий так осветить любую проблему, что в ней не останется ни одной неясной грани...

Барбюс Анри   
«Сталин»





Грибоедов Александр Сергеевич:

«Горе от ума»

«Отрывки из первой редакции "Горя от ума"»

«Проба интермедии»

«Кто брат, кто сестра, или обман за обманом»

«Отрывок из комедии ("Своя семья, или замужняя невеста")»


Все книги



Другие ресурсы сети:

Лермонтов Михаил Юрьевич

Мельников-Печерский Павел Иванович

Полный список электронных библиотек, созданных и поддерживаемых под эгидой Российской Литературной Сети представлен на страницах соответствующих разделов веб-сайта Rulib.net





Российская Литературная Сеть

© 2003-2014 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: Дмитрий Кирсанов. Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу copyright@rulib.net и мы немедленно удалим указанные работы.

Информация о литературной сети
Принять участие в проекте


Rambler's Top100
Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс http://www.griboedow.net.ru/, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.